13.11.2019

Валерка-бомжик

Что ни говорите, а мужская сила в благополучии брака – важный фактор. Поначалу, что она, Любка, могла понимать, с чем сравнить? Потом на частых ночных дежурствах у неё – медички – появилась такая возможность. А внешне он поразил её сразу. Да и много ли надо деревенской девчонке? Приехала поступать в город в училище, у тётки в частном доме поселилась.

А тут осенью и соседский Валерка из армии нарисовался – накачанный, в форме, на кителе значки, на фуражке кокарда. Отгулял с друзьями прибытие, а мать тут как тут, волнуется, что гульба затянется: «Жениться тебе надо, Валерий. Ох, и хороша девка у соседей живёт, племянница, на медсестру учится!» Валерка только отмахивается, погуляю ещё. А сам давно у друга Сашки справки навёл, как там Елена-прекрасная поживает. Хорошо поживает, в большом городе в университете второй год учится, домой редко наезжает, студентка!

Она и раньше еле-еле снисходила до Валерика, так цветы иногда принимала – подумаешь, любит давно с пионерского глупого детства! Да и то подружила разок в пионерлагере из-за Валеркиного красивого голоса, который делал его «певцом» на всех концертах. А потом «голос сломался» и что в нём, в Валерке осталось? Паренёк с городской окраины, с частного сектора, фу!


Валера понимал, что не дотянется до Елены, но любил, в армии мечтал, как встретятся, как пройдёт с ней в форме по улицам родного городка. Может и в ресторан с ним согласится пойти? Ресторан для дембеля – предел мечтаний.


Ну, где её Лену искать? А Любка вот она рядом, за забором поздние яблоки рвёт, руку вверх поднимет, нога заголится. Куда не пойдёшь – везде она. Глазёнки весело сверкают, на груди курточка еле сходится, крепкая, налитая, свежая вся. А тут ещё матушка к соседям с умыслом, конечно, в баню напросилась. Прибежала после, пышет жарким шёпотом: «Кожа розовая, светится вся, без изьяну девка!» Ну и женили Валерку!


А изьян-то в нём самом обнаружился. То ли войска не те были, то ли просто от природы так получилось, но Любка занервничала. Естество своё просит, а муж – через силу, без настроения. Закапризничала, стала норов показывать. Валерка другу Сашке жалуется, что жена не ласковая, щиплется больно, всё ей мало. Любка претензии предъявляет по поводу и без повода, а прямо Валерке сказать пока стесняется. Наконец и при дружках стала проговариваться: когда, мол, это было в последний раз? Дружки понять ничего не могут: Валерка с виду крепкий мужик, да и двух сынков-погодков они с Любкой быстро народили.


На работе у Валерки всё спорится – бригадиром поставили, кандидатом в партию приняли. Только вот Любка всё недовольна, не ласкова. Просит денег зуб золотой вставить, сказала бы: «Чтобы тебе, Валерочка, больше нравиться!» – он бы всё отдал. А она только требует да злится!


Одел Валерий светлый костюм, пошёл в субботу «в город»: вдруг Еленку встречу? Июль, студенты домой на каникулы потянулись, а вдруг? И точно, идёт, вся чужая: «Как дела, Валера, как сыночки?» Сели на лавочку, потянуло на откровенность, разговорились: «Пойдём, Лен, в ресторан, шампанского выпьем!» Она смотрит, вроде одет прилично, да и время ещё не вечернее, может, повезёт и никто из знакомых не увидит. Сбылась Валеркина мечта, да только быстро счастливое время пролетело. Вышли на крылечко: «Ну, пока! Тебе куда? Мне в другую сторону». И шампанское не помогло!


Любке, конечно, доложили! Городок маленький. А что было-то? Докладывать нечего! «Поедом ест», пришлось признаться, что детская любовь: «Ах, это у вас давно!» Дальше – хуже! Зимой пришёл пораньше с работы, а дома мужик. То ли оделись уже, то ли ещё не раздевались, жена вообще в шубе на кухне стоит и довольно ухмыляется. Схватил Валерка нож с края стола и ударил Любку куда-то в живот. И порезал-то неглубоко сквозь шубу, и Люба ради сыновей заявление хотела забрать, и на суде сказала, что сама во всём виновата, но дали Валерке по полной – пять лет колонии.


А Елена иногда ему даже писала, так жаль его стало, ведь парень-то, в принципе, не плохой. Она вообразила, что это всё из-за детской той любви получилось. Откуда ей было знать причину Любкиного недовольства?


Отсидел Валерка, вернулся домой, а Любка не пускает в его же дом: что за пример сынкам батя-уголовник? Пошёл к матери, та приняла, но как запьёт Валера, так мать из дому гонит. Запьёшь тут, ни дома своего, ни работы, кому уголовник нужен? Сашка-друган советует, мол, женщину заведи, вон их сколько одиноких-то. Валерка только криво ухмыляется, а напьётся – слёзы рукавом размазывает.


Так и ходил Валерка по городу пьяненький, не бомж, а бомжик! К Любке часто стучался, надоел совсем, никакой личной жизни, а ведь был приличный человек, как все! Говорят, напоила чем-то, а много ли ему и надо, бомжику. Привезли на «скорой» в больницу, а там кричат: «Убирайте его, бомжа какого-то привезли!» Никто и разбираться в причинах смерти не стал. Сашкина жена, тоже медичка, звонит ему: «Валерка умер! Никому не нужен, как бомж! Приезжай!»

 

 
Последние новости