13.11.2019

Рина Антоновна

В этих двух пятиэтажках, где жили, в основном, слепые и слабовидящие люди, работающие здесь же, во дворе, на предприятии, которое смешно называлось УПП ВОС, кипели нешуточные страсти. Вот, например, Рина Антоновна, даром, что совершенно слепа, но приключений в её грешной жизни было столько, что двум зрячим позавидовать.


Она считалась красавицей. Откуда слепые могли это знать, да и она сама откуда? Наверное, так говорили слабовидящие или редкие зрячие, которые были на самых ответственных постах этого производства. Рина Антоновна и вправду была хороша: высокая, не худая, но фигуристая, сохранившая свою стать до старости, с тёмными вьющимися волосами, ротик сердечком. Неизвестно какими от природы были её глаза, но носила она вставные тёмно коричневые, в общем, была кареглазой. Знойная женщина, что и говорить! Но самым главным в этой чаровнице был тонкий, звенящий голосок, ласкающий слух, как мелодичный колокольчик. Она это знала и пользовалась на все сто. Никогда Рина Антоновна не кричала, не говорила грубых слов, могла любого и слепого, и зрячего обогреть своим голоском, обласкать напевно.


Был у неё добрейший слабовидящий муж Толя, который тихо любил её и как мог, потакал всем капризам. Был сынок Серёженька, немного прибитый, но росший в любви и ласке. Жили и жили, а потом Рина отправилась на южный курорт. Вы думаете, что слепые сидят дома и никуда не ездят? Это не так! Хотя, конечно, они стараются объединяться со слабовидящими или зрячими, отправляясь в очередную поездку. В общем, за Риной было, кому присмотреть, так сказать «подглядеть одним глазком», но не углядели. Привезла она с того курорта свободного от многих моральных норм художника, который приволок в её с мужем Толей квартиру большую картину, изображавшую саму Рину Антоновну по пояс, но зрячей и с одной голой грудью, которая как-то неестественно лежала поверх выреза платья. В общем, была она на той картине не голой, а в одежде, но зачем-то одну грудь вынула и положила поверх платья. Сальвадор Дали да и только! Неизвестно позировала ли Рина прямо в таком виде или это была смелая фантазия художника, но картину дома повесили повыше, почти под потолок над сервантом, чтобы даже зрячие, а не только слабовидящие не задавали лишних вопросов. Детей и зрячих соседей картина шокировала, но Рина Антоновна никогда не заводила о ней речи, никогда не спрашивала о своём сходстве с изображением, видимо уверенная в таланте художника.


Но соль истории была не в этом, а в том, что аморального художника баловница поселила в своей квартире прямо рядом с сыном и мужем. Много об этом сплетничали, говорили, что Рина пустила художника в свою кровать ещё на курорте, что и сейчас открыто живёт с ним, игнорируя слабого мужа, который даже не способен на протест. Художник был тот ещё красавец, упоминали, что у него где-то есть семья и дети, но, видимо, Рина Антоновна не смогла противостоять его таланту, «красоте» и аморальной свободе. И как-то они уживались в маленькой двухкомнатной квартирке, в которой одна комната вообще была проходная. Всё бы ничего, но этот свободный художник не оставлял своим вниманием и других женщин, живущих по соседству, и привлекательных с его точки зрения. Он им любил давать нездешние имена, например, мог называть Аделиной или Софитой, что, правда, слабо действовало, кроме Рины Антоновны мало кто попадал под его чары.


Как это обычно бывает, на «даровых хлебах» художник стал пить, да и его таскания по соседкам тоже надоели, кроме того, наконец-то взбунтовался тихий муж Толя, пугая разменом квартиры, и художник как-то незаметно исчез вместе со своей авангардной картиной. Других произведений в нашем городе он почему-то не создал, и память о нём быстро стёрлась. Зато Рина прослыла навеки роковой женщиной, такой она, впрочем, и была, как показали последующие события.


Сынок Сережа между тем рос и становился всё раскованнее, воспитанный в атмосфере свободной любви. Бывало, ходил по двору и пугал девчонок громкой песней-кличем: «А мне бы людоедочку из племени ням-ням!» Вернувшись из армии, он такую и заполучил, выбрав из продавщиц местного продовольственного магазина самую крашеную и страхолюдную, с синими тенями и сиреневой помадой на губах, все любовные истории которой были слишком хорошо известны всем кроме Сергея. Когда молодёжь во дворе спрашивала Серёгу, что же он будет делать с молодой женой, намекая на его слабоумие, он дико ржал и отвечал: «Сношаться!» Так ему нравилось это слово! А Рина Антоновна не находила себе места, пытая всех зрячих и слабовидящих, действительно ли Сереженька, как говорят, выбрал самую хорошенькую из продавщиц? Все кто мог, подтверждали истинность этого смелого высказывания.


Устроив судьбу сыночка, Рина заскучала. Но тут на предприятии появился новый кадр, который, разведясь с женой в другом городе, прибыл сюда с надеждой получения квартиры, т.к. был совершенно слепым. Оба дома уже были плотно заселены инвалидами по зрению, а новое жильё только строилось. К счастью он оказался довольно красивым, и этого слуха было достаточно, чтобы молва однозначно определила его в Ринины объятия. Участь обоих красавцев была предопределена. Так всё и случилось. Рина Антоновна развелась с тихим Толей, который, хоть и был слабовидящим, но никогда не считался даже  просто привлекательным, разменяла квартиру и поселилась с новым избранником в однокомнатном жилье. Он, правда, иногда уходил в запой, но ведь за красоту можно многое простить, даже, если ты её и не видишь!


В итоге гармонично красивая получилась пара. Жалеет только Рина, что единственного сына родила от некрасивого Толи, поздно они с Ромочкой встретились. Казалось бы, ну какая тебе разница, ведь всё равно не видишь, лишь бы человек хороший рядом был! Но почему-то это очень важно ей, роковой красавице Рине Антоновне!

 
Последние новости