13.11.2019

Жуки-бляди

Из песни слово не выкинешь… Я услышала такую оценку колорадским жукам из уст двухлетнего внука, когда на даче повела его смотреть нарядных оранжевых заморских гостей, каждое лето укорачивающих зелёные листья картошки. Ясно: частенько проводит время на огороде с прабабушкой. У неё-то не задержится вынести вердикт, она и отца правнучка своего не иначе как «жук колорадский» называет. Может и похуже сказать, и есть за что!

Прилетят такие на готовенькое, сожрут свежее, молодое, зелёненькое и оставят после себя пожухлые стебли. Ну, здесь-то не совсем так, скорее он – жук-отец – ни с чем остался. Слабохарактерный, не умеющий трудиться, плохо понимающий, что за сокровище ему досталось, не способный справиться с «дурными» генами. Видно, каждому хоть раз даётся шанс попытаться исправить родительской судьбой данное предначертание.

Многим и не единожды даётся, но не все хватаются за этот спасительный канат. Нашему «жуку» был дан такой шанс на заре его молодой жизни. Шанс в прекрасном обличии Юлечки, которая, что называется, хулигана полюбила. Так часто бывает с молоденькими девушками: они не смотрят на скромных мальчиков в очках, способных в будущем составить их счастье, а влюбляются без оглядки в наглых и бесшабашных, уже в юности отмеченных червоточинкой. Червоточинка-то эта от дурного папаши, который побывал в местах не столь отдалённых, да от попустительства мамаши, порвавшей с ненадёжным муженьком и поскорее за богача-старика выскочившей, якобы от него родившей девчушку и занявшейся плотно материальным обустройством личной жизни, забыв про сына. Нет, он, конечно, «в шоколаде» на деньги отчима жил в новой городской квартире и школу престижную посещал, но всё равно брошен, хотя внешне всё было прилично. Мамаша металась между своим состоятельным старичком, качая из него денежки, и любовником, который их тратил не стесняясь. И всё это на глазах у сына-подростка! Крутой замес, способный из ангела чёрта сделать, но ангелом там и не пахло. Чужие деньги никогда до добра не доводят, а тут мамаша ни в чём сынку не отказывает, откупаясь, «золотую молодёжь» из сына лепит. Да только и хватило что на позолоту жёстких крылышек. Вот на этот блеск и начали слетаться бабочки-глупышки одна другой краше. Много ли надо девчонке чтобы влюбиться? Лишь бы избранник отличался от сверстников, хотя бы и бесшабашностью и хамоватостью, принимаемой за смелость. В школе не блещет, зато на дискотеке, в баре или на катке городском – равных ему нет. Вот и любовь пришла. И девочка шепчет жарко в подушку, что наконец-то мечта сбылась – и он посмотрел на неё сегодня на катке, и даже пару раз что-то прокричал, перекрывая музыку. А девочка и действительно прекраснее многих, почему бы и не задружить с ней? Но пока глупышки не повзрослеют, не поймут собственными извилинами всю гнилость такого порхающего жучка, ни слова не дают сказать родным – не дай бог обидеть кумира. Родственники, пытаясь что-нибудь хорошее разглядеть во всей этой ситуации, обращают свои взоры на родню того жука. Родня-то жучиная рада пристроить его в хорошие руки, авось что-нибудь да выйдет, вдруг да образумится! И не жалеют материальных благ, ублажая и новую родню, и саму простодушную девочку. Все рады! Типа – любовь! Хотя душа родственников и не на месте, все всё понимают, но ради юной невесты делают вид, что счастливы. Гремит свадьба, какой не видали в городке, невеста прекрасна, жених – держится! Не сразу червоточинка в гниль превратилась, были и прекрасные моменты в их взаимоотношениях, и казалось, что впереди только хорошее. Но надо было стараться, а не казаться, надо было работать над чувствами, а потом и для семьи, надо было достигать, добиваться, соответствовать ей, Юлечке. А погулять, пожужжать ещё так хочется, поспать до полудня, пивка с друзьями вволю попить, да и мало ли приятного в жизни. Он продержится ещё год-два, а потом станет ясно, что за душой у него – ничего, пустота, так сказать. Ни работать, ни учиться, ни дома помочь, – ничего! А Юлечка не стоит на месте, развивается: институт окончила, родив сына, работать пошла, сама по-прежнему прекрасна, но мудреет на глазах. Маленькие срывы первых двух лет после рождения сына стали учащаться, всё больше приоткрывая всю суть этого жучары. Вопиющий случай, когда Юлечка была в роддоме, а он прогулял, промотал все деньги, данные матерью на букеты и фрукты-конфеты, закончился тем, что матушка отхлестала сына по щекам, но денег дала ещё. А потом уж и хлестать было бесполезно! Сам не зарабатывая ни копейки, жучок этот мог проиграть, истратить тайно от жены десятки тысяч семейных денег, а потом ещё и в состоянии подпития погнаться за женой с ножом в ответ на её законные упрёки. Протрезвев, оправдывался, что нож схватил для того, чтобы от хулиганов её ночью защитить! Сам-то кто, прости господи? Поразмыслив, Юлечка заявила, что хотела сына и родила «для себя», а он пусть идёт на все четыре стороны. Сразу он, конечно, не ушёл, год ещё клялся и божился, но уже и сам не верил в то, что говорил. Стух, как свечка, понимая, что такой девочки ему больше не светит. А те, что сидят по барам и пьют дармовой коктейль – это уже не бабочки-юлечки, а прожорливые гусеницы. Мамаша тоже махнула на него рукой, а заодно и на внука, который предоставлен теперь прабабушке, ругающей колорадских жуков на огороде, а заодно и всех жуков-недотёп, не умеющих ценить прекраснокрылых бабочек!

 
Последние новости